Главная » Новости » ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ПРОЕКТА

ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ПРОЕКТА

Ни одна из инстанций, проводящих рассмотрение и экспертизу различных стадий проекта в Москве, не обязана проверять соответствие между предшествующей и последующей стадией. Концепция (эскизный проект) как стадия юридически вообще отсутствует, проверка соответствия ПД и РД также не является обязательным пунктом согласований (хотя по факту иногда проводится). И если у Вас есть своя компания или сайт, то недорогой хостинг украина Вам будет очень кстати.

Предметом преемственности в проекте фактически являются только технико-экономические показатели (ТЭПы) — объемно-пространственные, композиционные и стилистические свойства проекта могут меняться.

У автора каждой из стадий нет никаких юридических оснований для контроля за последующим развитием проекта. Архитекторы могут меняться на каждой стадии, и в ряде стран с высокой проектной культурой (например, в Швейцарии) это общепринятая практика. Однако в Москве никакие обязательные процедуры авторского надзора в случае смены проектировщика не предусмотрены.

Фактически это приводит к стремлению архитектурных фирм брать на себя все стадии проектирования — вплоть до разработки рабочей документации. Нередко архитекторы даже отказываются от заказа, если их не просят изготовить РД.

Единство проекта обеспечивается единством исполнителя, однако качество проекта не может

не страдать, поскольку это происходит в ущерб специализации и разделению труда.

Последний, но очень важный этап оказания архитектурных услуг — авторский надзор — в Москве носит формальный характер и плохо оплачивается (до 2 % от стоимости проектирования в сравнении с 26 % в Голландии). Санкции архитектора на ввод объекта в эксплуатацию не требуется, главный архитектор Москвы или его службы не участвуют в приемке объектов по городскому заказу.

Все описанные странности архитектурного процесса объяснимы, только если речь идет о строительстве по типовому проекту. В этом случае нам не нужны предпроектные исследования и эскиз, а авторский надзор полностью дублируется техническим надзором. Можно сделать вывод о том, что процедура проектирования в Москве не настроена на производство уникального объекта и, напротив, позволяет сводить любую уникальность к набору типовых решений.

Московский архитектор сегодня может получить более 10 архитектурных премий в год, не считая международных. За год премируются десятки объектов, а архитектурные бюро увешивают дипломами свои офисы. Каждая из премий объявляет себя самой независимой и авторитетной, но за весь постсоветский период ни одной из них не удалось доказать своих преимуществ — все премии примерно равны и не свидетельствуют о качестве объекта.

В России существует оставшаяся от советского времени система почетных званий архитекторов (заслуженный архитектор, народный архитектор), но ни один из носителей этих званий не входит в число лидеров архитектуры, так что и эта оценка ничего не стоит.

Одним из важнейших критериев качества архитектуры в мировой практике сегодня считается sustainability, термин, который переводится на русский язык как «устойчивость» и который чаще распространяется не на оценку проекта (хотя и это возможно), а на оценку уже построенного здания. Речь идет об оценке жизненного цикла объекта, необходимости и технологичности ремонтов, его экономических параметров, функциональности с точки зрения пользователей, влиянии на окружающую среду, градостроительный и социальный контекст.

Однако Москва вообще лишена современного института постфактумной оценки качества. Бес

смысленно говорить здесь и о том, что эта оценка должна учитываться в дальнейшей архитектурной деятельности. Система репутаций на российском рынке не развита, чем, возможно, объясняется малый разрыв в ценах на проектирование между лидерами по качеству и рядовым заказом.

Постфактумная оценка в особенности важна для госзаказа. Если в частном заказе результаты работы оцениваются финансовым рынком (хотя и с перекосом в сторону коммерческих показателей в ущерб общественному благу), то в объектах госзаказа нет и этой оценки. Именно отсутствие постфактумной оценки позволяет сохраняться в этой сфере оставшимся от советских времен проектным институтам, которые продолжают создавать низкокачественные устаревшие решения и не имеют никаких стимулов к модернизации.

В исследовании приводятся примеры современных систем постфактумной оценки (в частности, POE). Это развитые процедуры, включающие в себя более 20 критериев (от расходов на эксплуатацию до оценок качества среды пользователями) с разными методами оценки (оттехнических экспертиз до социологических исследований). Эти процедуры выглядят громоздкими, но затраты на них малы по сравнению со стоимостью объектов. И если мы проводим архитектурную политику в целях улучшения качества архитектуры, постфактумная оценка необходима.

Оставить комментарий