Главная » Новости » Вице-мэр Москвы Марат Хуснуллин: «Небоскрёбов возводить не будем»

Вице-мэр Москвы Марат Хуснуллин: «Небоскрёбов возводить не будем»

Марат Хуснуллин. © /

Кирилл Каллиников

/

На эти и другие вопросы «АиФ» отвечает Марат Хуснуллин, заммэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства. 

Если оценить прошедшие 6 лет, мы практически на всех стройках укладываемся в заявленные сроки.

Марат Хуснуллин

Где взять денег?

Екатерина Бычкова, «АиФ»: Марат Шакирзянович, в какой объём инвестиций оцениваете всю программу реновации? И откуда на неё средства найдутся?

Марат Хуснуллин: В ближайшие 15-20 лет нам понадобится 3 трлн рублей. И могу вам сказать, что проблем с деньгами в столице нет. В будущем году сможем потратить 96 млрд. Кроме того, имеем большое количество активов городских, которые можно превратить в деньги. Ну и самое главное, в течение трёх лет заканчиваем «тяжёлые» стройки. Мы же на одно метро 150-170 млрд в год тратим! К 2020 году сдадим Третий пересадочный контур (его называют второй кольцевой линией подземки. — Авт.). Завершим Северо-Восточную и Северо-Западную хорды. Высвободятся колоссальные ресурсы. Разумеется, метро и дороги будем продолжать строить, но уже не такими темпами. Понимаете, у нас транспортная программа расписана на три года вперёд, а это значит, что минимум на три года (а фактически на 4-5 лет) мы понимаем, куда какие средства потратим. И если оценить прошедшие 6 лет, мы практически на всех стройках укладываемся в заявленные сроки. У нас бывают сдвижки на полгода — год, но в целом для таких мегапроектов, каким является строительство метро, всё, что планируем, обязательно выполняем. Поэтому мы считаем, что проблем с деньгами у нас не будет.

— Сколько недвижимости может быть построено в рамках программы? И, самое важное, сколько это займёт времени?

— На месте снесённых пятиэтажек появятся благоустроенные районы с местами приложения труда, паркингами и всей необходимой инфраструктурой. На основе тех данных, что есть сейчас, думаю, построим 20‑30 млн кв. м. Обращаю ваше внимание, что это не только жильё, но и социальные объекты, и коммерческие площади. Ожидать ли прироста населения? Нет, население Москвы перераспределится внутри города.  

Если в два раза уменьшить количество согласований, на треть можно сократить время возведения дома.

Марат Хуснуллин

Срок реализации — вопрос более серьёзный. И зависит в первую очередь от закона, который должна принять Госдума. Если предложения правитель­ства Москвы в нём будут учтены, предполагаю, что уложимся в 15-17 лет.

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

  • © Официальный портал Мэра и Правительства Москвы

Сколько лет строить?

— На что в первую очередь должен повлиять закон, чтобы позволить строителям действовать быстрее?

— Сегодня, чтобы построить здание в 20 тыс. кв. м, отводится 24 месяца. Мы научились строить за 15 месяцев. Но от идеи до сдачи дома проходит больше 4 лет. Почему? Так за это время надо пройти 112 процедур, 66 из которых регламентируются разными федеральными законами. Если в два раза уменьшить количество согласований, на треть можно сократить время возведения дома.

Ради чего мы затеваем реновацию? Ради того, чтобы дома, уже фактически отслужившие своё, были разобраны раньше, чем превратятся в развалины.

Марат Хуснуллин

Понимаете, для программы с таким сроком реализации, как у нас, каждый год на вес золота. Ведь ради чего мы затеваем реновацию? Ради того, чтобы дома, уже фактически отслужившие своё, были разобраны раньше, чем превратятся в развалины. Если мы не успеем и пятиэтажки начнут сыпаться, переселять жителей придётся в срочном порядке. И спрашивать: «Куда бы вам хотелось переехать?» — уже никто не будет. По закону об аварийном жилье переселяют туда, где у города в данный момент есть свободные квартиры. И это может быть не то что другой район — другой округ…

— Говорят, что жители, которые переедут из хрущёвок в новые дома, построенные по программе реновации, будут меньше платить за коммунальные услуги. За счёт чего?

— Мы не только новые дома построим, но и сети переложим. Ни для кого не секрет, что дырявые коммуникации — это потери, за которые в конечном счёте платит потребитель. Повышая надёжность энергоснабжения, уменьшая риск аварий на теплотрассах, мы способ­ствуем снижению расходов на коммунальные услуги. Жители будут платить только за то, что израсходуют сами.

Те, кто на сегодняшний день выступает против реновации, мне кажется, наносят колоссальный вред развитию общества.

Марат Хуснуллин

Пятиэтажки как «запорожцы»

— Правда ли, что вместо пятиэтажек появятся в том числе и 20-этажные здания?

— В каждом не то что районе — квартале — этажность будет переменная. В среднем от 6 до 14. Возможно, где-то и чуть выше. Но совершенно точно никаких небоскрёбов возводить не станем. Тем более что небоскрёбы — это здания выше 100 метров, то есть этажей так 27-28.

Комфорт-класс. Новые квартиры будут отвечать самым современным требованиям

— Ветеранов и инвалидов в новых домах будут селить на нижних этажах?  

— В пятиэтажках это необходимо, лифтов-то нет. В со­временных новостройках этаж может быть любой. Главное, чтобы имелась беспрепят­ственная возможность заехать в подъезд. А в сегодняшней хрущёвке нет вообще заезда, и если там инвалид живёт, выйти из квартиры он может лишь с помощью родных. Поэтому в новых домах наша задача состоит в том, чтобы пороги сделать ровными на тех этажах, где живут маломобильные москвичи… 

Если честно, я не очень понимаю тех, кто ратует за сохранение пятиэтажек. Я жил в хрущёвке 1965 года по­стройки. И хорошо понимаю, что это за здания такие. Знаете, в начале 1960-х выпускали «Запорожец», «Москвич-407» и ГАЗ-69. Ещё, конечно, ГАЗ-21, но это было очень круто! Почему сегодня на «Запорожцах» и 407-х «Москвичах» не ездят? На улицах города их даже не осталось, а те, что сохранились, уже нельзя считать средством передвижения… Так вот, ездить на таких авто, когда производят современные машины (качественные и красивые), мы не хотим. Но хотим заставить людей жить в домах, которые так же, как «Запорожцы», ГАЗики и 407-е «Москвичи», устарели… Лицемерие! Те, кто на сегодняшний день выступает против реновации, мне кажется, наносят колоссальный вред развитию общества. Между тем эта программа — абсолютное социальное благо для огромного количества людей. И она сделает город совершенно другим.

Откуда поднимется волна?

— За какие районы приметесь прежде всего? Там, где есть свободные пятна земли для переселения?

— Мы проделали гигантскую работу, в прямом смысле слова прочесали весь город, нашли все потенциально возможные участки. На сегодняшний день есть примерно 300 площадок, на которых можно построить 4,5 млн кв. м. И, конечно, надо понимать, что не все они свободны, где-то даже потребуется изменить градостроительное решение. Но мы на 25% всей программы реновации уже имеем земельные участки. Этого достаточно, чтобы поднять волну, то есть начать строить и волнами переселять людей.

Программа реновации — абсолютное социальное благо для огромного количества людей.

Марат Хуснуллин

И эти площадки не локализованы в нескольких районах, а более-менее равномерно разбросаны по городу. И самое главное, чего смогли достичь (я считаю, это наша колоссальная градостроительная победа), мы можем всем жителям сказать: «Вы останетесь в своём районе, а большинство из вас останется даже в своём квартале… Если вы сами, конечно, от этой возможности не откажетесь».

Оставить комментарий